Shchbooks.ru

Электронные книги Books
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исчисление сроков наказания и зачет наказания

Исчисление сроков наказания и зачет наказания

Исполнение назначенного наказания требует точного исчисления соответствующих наказаний. Этот вопрос специально регулируется ст. 72 УК. В соответствии с ней сроки лишения права занимать опреде­ленные должности или заниматься определенной деятельностью, испра­вительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свобо­ды, ареста, содержания в дисциплинарной воинской части, лишения свободы исчисляются в месяцах и годах, а обязательных работ — в часах. При замене или сложении этих наказаний, а также при зачете наказания (имеется в виду зачет в качестве наказания такой меры пресечения, как содержание под стражей) указанные сроки могут исчисляться в днях.

Статья 72 УК также регулирует и вопрос о зачете наказания. Время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитыва-ется в срок наказания в виде лишения свободы, содержания в дисципли­нарной воинской части и ареста из расчета день за день в виде ограниче­ния свободы, день за два дня в виде исправительных работ и ограничения по воинской службе, один день за три дня, срок наказания в виде обяза­тельных работ — из расчета один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ. В УК специально оговорен порядок зачета со­держания под стражей и отбытия наказания в виде лишения свободы, на­значенного приговором суда за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, — засчитывается день за день в случае выдачи лица (ч. 4 ст. 72).

При назначении осужденному, содержащемуся под стражей до су­дебного разбирательства, основного наказания в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает на­значенное наказание или полностью освобождает осужденного от отбы­вания этого вида наказания (ч. 5 ст. 72 УК).

Глава 16. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

§ 1.Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности

По общему правилу лицо, совершившее преступление, должно быть привлечено к уголовной ответственности и подвергнуто наказанию. Од­нако опыт применения уголовного закона свидетельствует о том, что не во всех случаях совершения преступлений целесообразно привлекать ви­новного к уголовной ответственности и подвергать наказанию. Более того, применение наказания к лицу, случайно нарушившему уголовно-правовой запрет и не причинившему серьезного вреда обществу, может в ряде случаев принести больше вреда, чем пользы. Поэтому уголовное законодательство, руководствуясь принципами гуманизма и справедли­вости, предусматривает возможность освобождения от уголовной ответ­ственности лиц, совершивших преступление.

Институт освобождения от уголовной ответственности нельзя путать с ситуациями, когда лицо не может быть привлечено к уголовной ответ­ственности из-за отсутствия в его деянии состава преступления, или из-за недоказанности его участия в преступлении, или из-за малозначитель­ности совершенного деяния (ч. 2 ст. 14 УК), или из-за добровольного от­каза от доведения преступления до конца (ст. 31 УК), а также по иным причинам.

Социальное значение института освобождения от уголовной ответст­венности состоит в том, что государство прошает лицо, совершившее преступление, тем самым оказывая ему доверие и рассчитывая на его за­конопослушное поведение в будущем.

Таким образом, освобождение от уголовной ответственности означает выраженное в официальном акте компетентного государственного органа решение освободить лицо, совершившее преступление, от обязанности под­вергнуться судебному осуждению и претерпеть меры государственно-принудительного воздействия. В этом случае уголовная ответственность не находит реализации ни в публичном осуждении виновного, ни в нака­зании или иных мерах уголовно-правового характера.

Общим основанием освобождения лица, совершившего преступле­ние, от уголовной ответственности является нецелесообразность привле­чения его к судебной ответственности и применения к нему принуди­тельных мер уголовно-правового характера. Это общее основание кон­кретизируется применительно к отдельным видам освобождения от уголовной ответственности.

Процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности является согласованное с прокурором постановление органа дознания или следователя, а также прокурора или судьи либо определение суда о прекращении уголовного дела (ст. 25, 28 УПК).

§ 2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием 227

Действующий УК предусматривает следующие виды освобождения от уголовной ответственности:

1) освобождение от уголовной ответственности в связи с деятель­
ным раскаянием (ст. 75 УК);

2) освобождение от уголовной ответственности в связи с примире­
нием с потерпевшим (ст. 76 УК);

3) освобождение от уголовной ответственности в связи с истечени­
ем сроков давности (ст. 78 УК).

Закон предусматривает и возможность освобождения от уголовной ответственности по амнистии (ст. 84 УК). Однако актом амнистии лицо, совершившее преступление, может быть освобождено как от уголовной ответственности, так и от наказания, а с лица, отбывшего наказание, мо­жет быть снята судимость. Амнистия как уголовно-правовой институт предусмотрена в специальной главе УК, поэтому она в настоящей главе учебника не рассматривается.

Действующий Кодекс предусматривает только безусловные виды ос­вобождения от уголовной ответственности: они не могут впоследствии отменяться ни по каким основаниям.

§2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

При освобождении от уголовной ответственности в связи с деятель­ным раскаянием речь не идет о признании освобождаемого невиновным в совершении преступления. Напротив, закон исходит из факта соверше­ния лицом уголовно наказуемого деяния, поэтому данное основание ос­вобождения от уголовной ответственности, как и другие предусмотрен­ные УК, называется нереабилитирующим.

Основанием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК) выступает нецелесообразность при­влечения к уголовной ответственности лица, которое после совершения преступления позитивными действиями подтвердило свое раскаяние и тем самым утратило опасность для общества.

Читайте так же:
Вернуть верхнюю одежду качественную и бракованную в магазин

В отличие от добровольного отказа от преступления (ст. 31 УК), ко­торый имеет значение обстоятельства, исключающего уголовную ответст­венность за преступление, не доведенное до конца по доброй воле самого лица, деятельное раскаяние по общему правилу не исключает уголовной ответственности, а лишь смягчает наказание (п. «и», «к» ч. I ст. 61 УК). Поэтому закон придает деятельному раскаянию значение обстоятельст­ва, освобождающего от уголовной ответственности, только при наличии определенных условий.

Во-первых, данное основание освобождения от уголовной ответст­венности распространяется только на лиц, совершивших преступление впервые. Оно не относится к лицам, имеющим судимость, а также состоя­щим под следствием или судом либо скрывающимся от следствия или суда. Однако ст. 75 УК может применяться к лицам, которые прежде привлекались к уголовной ответственности, но были освобождены от нее по законным основаниям.

Глава 16. Освобождение от уголовной ответственности

Во-вторых, совершенное преступление в силу ч. 1 ст. 75 УК должно относиться к категории преступления небольшой (ч. 2 ст. 15) или средней (ч. 3 ст. 15 УК) тяжести.

В-третьих, после совершения преступления лицо должно проявить деятельное раскаяние, т. е. совершить какие-либо активные позитивные действия, примерный перечень которых приведен в законе.

К таким действиям относится прежде всего явка с повинной. Она озна­чает, что лицо, совершившее преступление, по собственной воле обращает­ся в орган, имеющий право возбудить уголовное дело, с заявлением о совер­шенном преступлении. Это заявление оформляется протоколом доброволь­ной явки, который подписывается заявителем и должностным лицом соответствующего правоохранительного органа. Значение добровольной явки с повинной как обстоятельства, освобождающего от уголовной ответ­ственности, определяется тем, что заявитель по собственной воле, а не вы­нужденно сообщает о совершенном им преступлении, о котором органам власти зачастую еще не известно, и сам отдает себя в руки властей.

Другой формой деятельного раскаяния является способствование са­мого правонарушителя раскрытию совершенного им преступления. Оно может состоять в выдаче орудий и средств совершения преступления, в указании места его совершения или места сокрытия похищенного иму­щества, в изобличении других участников преступления и в иных подоб­ных действиях.

Деятельное раскаяние может также носить форму добровольного воз­мещения причиненного ущерба, т. е. компенсации причиненного имуще­ственного вреда в денежном или ином выражении, достаточном для воз­мещения убытков, понесенных потерпевшим в результате преступления.

Деятельное раскаяние может проявиться и в форме заглаживания причиненного преступлением вреда иным образом, кроме возмещения причиненного ущерба. Оно может означать устранение своим трудом при­чиненных физических разрушений или повреждения (починка повреж­денного имущества, предоставление равноценного предмета вместо унич­тоженного и т. п.), заглаживание причиненного морального вреда (прине­сение извинений за нанесенное оскорбление, опровержение ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, и т. п.). Заглаживание причиненного преступлением вреда иным образом — это обрбщающая формулировка, которая может охваты­вать действия самого различного фактического содержания.

Только совокупность трех рассмотренных условий (небольшая тя­жесть преступления, совершение его впервые и факт деятельного раская­ния) обосновывает постановку вопроса об освобождении от уголовной ответственности в соответствии со ст. 75 УК.

Рассматриваемый вид освобождения от уголовной ответственности является факультативным: он составляет не обязанность, а право органа дознания, следователя, прокурора или судьи (суда). Решение об освобо­ждении от уголовной ответственности принимается с учетом не только характера и степени общественной опасности совершенного преступле­ния, но и характера действий виновного, свидетельствующих о его рас­каянии, степени их активности и эффективности. Данный вид освобож­дения допускается только с согласия обвиняемого (ч. 2 ст. 27 УПК).

§ 3. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением 229

Статья 75 УК не может применяться в случаях когда деятельное рас­каяние исходит от лица, совершившего тяжкое или особо тяжкое пре­ступление. Согласно ч. 2 ст. 75 УК в редакции Федерального закона от 25 июля 2006 г. такие лица освобождаются от уголовной ответственно­сти в силу их деятельного раскаяния только в случаях, специально пре­дусмотренных статьями Особенной части УК. В теории уголовного пра­ва они называются специальными видами освобождения от уголовной от­ветственности. УК предусматривает 18 таких случаев, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части (ст. 126, 127 1 , 204, 205, 205′, 206, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 276, 278, 282′, 282 2 , 291 и 307 УК). Примечательно, что среди этих случаев имеются предпи­сания об освобождении от уголовной ответственности лиц, проявивших деятельное раскаяние после совершения не только тяжких, но даже осо­бо тяжких преступлений (примечания к ст. 205, 206, 275 УК). Важно под­черкнуть, что в отличие от ст. 75 УК, нормы Особенной части Кодекса в соответствующих случаях предусматривают не факультативное, а обяза­тельное освобождение от уголовной ответственности в силу деятельного раскаяния. Это делается с учетом как специфики самих преступлений, так и форм поведения лица после совершения преступлений, чтобы сти­мулировать отказ от продолжения преступной деятельности на стадии оконченного преступления и стремление нейтрализовать или смягчить негативные последствия совершенного преступления.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2021 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.003 с) .

Как заключенных распределяют по этапам и по тюрьмам

Как заключенных распределяют по этапам и по тюрьмам

Всё начинается, когда судебный приговор вступает в силу.

Заключенный получает об этом письменное уведомление — с этого момента нужно быть готовым к отправке по этапу.

Заранее время отправки не сообщат. Уже непосредственно перед самой отправкой за осужденным в камеру придёт сотрудник изолятора и даст некоторое время на сборы.

Читайте так же:
Азс бухгалтерский и налоговый учет

В этап с собой разрешается взять до 50 кг вещей и продуктов. Если имеются крупные тяжелые вещи (например, телевизор), их можно оставить на спецскладе при СИЗО. Родственники потом смогут их забрать.

По правилам, после вступления приговора в силу и до момента отправки по этапу, осужденному предоставляется одно краткосрочное свидание с родственником. Также до отправки, администрация СИЗО должна уведомить одного из родственников заключенного о том, в какое исправительное учреждение его направят.

Железная дорога в специальном вагоне, называемым в народе «Столыпин» — вот обычный способ доставки осужденного до следующего этапа – пересыльной тюрьмы.

avtozak-dlya-perevozki-osuzhdennykh

Всё происходит в присутствии вооруженных конвоиров и кинологов с собаками. Сначала на автозаке — специально оборудованные машины с разгороженными внутри решетками, осужденного доставят до поезда и пересадят в «столыпинский» вагон. Такие вагон-заки движутся до места назначения гораздо медленнее, чем пассажирские поезда. Пространство внутри вагонов стесненное и плохо вентилируемое. Походы в туалет осуществляются под конвоем, их число ограничено, на стоянках пользоваться туалетом запрещено. А остановок на этапе у заключенного может быть и 5, и 10.

Когда этап прибудет к месту назначения, осужденного перевезут в «пересыльную тюрьму» — место временного заключения. Далее его распределят в колонию той области, куда он прибыл, либо отправят по этапу дальше.

Бывает, что осужденного из вагон-зака доставляют непосредственно в колонию, минуя пересыльную тюрьму. Но нередко случается так, что к моменту прибытия заключенного свободных мест в тюрьме уже нет. Тогда осужденному обречен долго сидеть в пересыльной тюрьме и ждать от ФСИН своего перераспределения в другую колонию.

А бывает и так, что осужденный переезжает в поезде от одного СИЗО к другому. На 1-2 недели остается в каждом из них, пока не соберется следующий этап, так как ради пары человек организовывать этап далее — нецелесообразно. И если следующая колония удаленная, и туда этап ходит редко, то этапирование может занимать и месяц, и два.

stolypinskij-vagon-zak

4. ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ

Наконец, осужденный попадет в место отбывания наказания. Там «новичка» отправят на обязательный 2-х недельный карантин. После этого заключенного определят в отряд.

Тем временем, в первые 10 дней с момента прибытия нового «постояльца», руководство исправительного учреждения обязано уведомить семью заключенного о его прибытии и месте нахождения. Эти уведомления обычно посылаются почтой, что затягивает информирование родственников осужденного о его судьбе. Также этими данными располагают следователь и адвокат, которые вели дело.

raspredelenie-zaklyuchennykh-po-inpravitelnym-uchrezhdeniyam

Как происходит распределение заключенных по исправительным учреждениям

Общее правило о назначении места лишения свободы определено в ст. 73 УИК РФ и зависит от тяжести совершенного преступления. Вид исправительного учреждения назначается судом. Так, например, впервые осужденные за злодеяния небольшой или средней тяжести, содержатся в колониях-поселениях; за тяжкие преступления — в колониях общего режима, а за особо тяжкие преступления отправляют в колонии строгого режима.

В какое именно ИУ отправить осужденного решает руководство СИЗО согласно «разнарядки» центрального управления ФСИН. Они опираются в своем выборе на вид режима учреждения, его отдалённость и наличия в нём свободных мест.

Такое распределение делит осужденных на категории:

  1. тех, кому повезло остаться отбывать наказание там, где они жили или где их осудили.
  2. тех, кого направили в учреждения УИС другого региона, (но не ближайшего, а любого). Это происходит из-за того, что в месте их жительства отсутствуют колонии нужного вида режима или колоний нет вовсе.

«Тайна» этапирования и другие проблемы родственников заключенных

Тюремный этап может длится несколько месяцев. Это является большим испытанием не только для самого осужденного, но и для его семьи. Заключенный буквально «пропадает» из внешнего мира: родственники ничего не знают о его здоровье и местонахождении всё это время.

Кроме того, Европейский суд по правам человека признал, что отбывание наказания далеко от дома является нарушением прав. За то время, пока человек находится в местах лишения свободы, его связь с семьей и близкими сильно ослабляется: родственникам сложно посещать заключенного, потому что добраться в отдаленный регион очень проблематично, долго и дорого.

Андрей Бабушкин правозащитник

Правозащитники и юристы уже давно всерьез поставили перед законодательством две проблемы, связанные с отбытием наказания по месту жительства:

  • распределенные в дальние регионы осужденные, не могут рассчитывать на перераспределение отбытия наказания в учреждениях, доступных для их родных и близких;
  • те осужденные, чьи семьи переехали, либо те, у кого эти семьи возникли, не могут рассчитывать на перевод в другой регион.

Так было, но благодаря многолетней борьбе правозащитников и уполномоченных по правам человека в России эти задачи были решены.

кассация вынесла частное определение председателю Мосгорсуда о продлении срока содержания под стражей

кассация вынесла частное определение председателю Мосгорсуда о продлении срока содержания под стражей

10 декабря судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции удовлетворила жалобу защиты фигурантов дела о хищениях в ОАО «Банк Российский кредит» на продление Мосгорсудом срока их содержания под стражей. В кассационном определении (имеется у «АГ») суд пояснил, почему продление меры пресечения нарушило права обвиняемых Игоря Швеца, Дмитрия Глазачева и Вадима Смирнова, обвиняемых в преступлении по ч. 4 ст. 160 (присвоение или растрата) УК.

Адвокат одного из обвиняемых обжаловал продление срока содержания под стражей в кассацию

9 июля 2019 г. Московский городской суд на 3 месяца продлил Игорю Швецу, Дмитрию Глазачеву и Вадиму Смирнову срок содержания под стражей. Впоследствии судебная коллегия по уголовным судам Мосгорсуда оставила это постановление в силе. В этой связи адвокат Станислав Журавлёв, защищавший интересы Игоря Швеца, оспорил эти судебные акты.

Читайте так же:
Исключение юр лица из егрюл налоговой

В своей жалобе защитник указал, что суды нарушили уголовно-процессуальное законодательство, проигнорировав внесенные в августе 2019 г. изменения в ч. 1.1 ст. 108 УПК, которые запрещают применять меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого по ст. 160 УК РФ, если это преступление совершено членом органа управления коммерческой организации в связи с управлением юрлицом либо ведением организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

Защитник отметил, что обжалуемые судебные решения носили коллективный характер, были вынесены без индивидуального исследования конкретных обстоятельств в отношении каждого из обвиняемых. Такой подход, подчеркнул Станислав Журавлёв, противоречит правовой позиции ЕСПЧ и нарушает ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того, защитник отметил, что сам факт содержания Швеца под стражей свыше 12 месяцев является незаконным.

Кассация выявила многочисленные нарушения в продлении сроков содержания обвиняемых в СИЗО

Выслушав доводы участников уголовного процесса, судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции согласилась с доводами адвокатов.

Как следует из кассационного определения, продление срока содержания обвиняемого под стражей возможно только при подтверждении достаточными данными предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения. «Сами по себе обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей, – отмечено в документе. – В решениях о продлении срока содержания под стражей должно быть указано, почему в отношении лица не может быть применена более мягкая мера пресечения, приведены результаты исследования в судебном заседании конкретных обстоятельств, обосновывающих продление срока ее действия, доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, а также оценка судом этих обстоятельств и доказательств с изложением мотивов принятого решения».

Кассация пояснила, что суд первой инстанции не выполнил требования уголовно-процессуального закона при продлении меры пресечения под стражей. Он не обеспечил индивидуального исследования обстоятельств, имеющих значение для принятия законного и обоснованного решения, в отношении каждого обвиняемого и не изложил мотивы продления срока их содержания в СИЗО, ограничившись общей формулировкой о том, что обвиняемые могут продолжить преступную деятельность или же скрыться от следствия и суда. «При этом, как видно из исследованных материалов, объем предъявленного Швецу, Смирному и Глазачеву обвинения, количество инкриминируемых каждому преступление неодинаковы. Существенно различаются и обстоятельства, касающиеся их личности, включая семейное положение, состояние здоровья (в том числе инвалидность Швеца), и иные факторы, позволяющие индивидуализировать выводы о наличии оснований для продления срока содержания под стражей по каждому из обвиняемых», – отмечено в кассационном определении.

Как пояснил кассационный суд, нижестоящая инстанция не конкретизировала достаточность данных, свидетельствующих об обоснованности выдвинутых против заключенных подозрения в причастности к инкриминируемым деяниям, ограничившись тем, что их причастность «подтверждена конкретными достаточными сведениями, имеющимися в представленных материалах, которые были исследованы в судебном заседании». При этом суд не указал, какие конкретные достаточные сведения он учел, не дал им оценку и не обосновал свои выводы в отношении каждого обвиняемого. Он также не пояснил отсутствие оснований для выбора более мягкой меры пресечения в отношении обвиняемых в связи с окончанием предварительного расследования по делу и переходом к стадии ознакомления участниками процесса с материалами уголовного дела.

При этом кассационный суд согласился с доводом защиты о том, что вынесение коллективных решений о продлении срока содержания под стражей без оценки личной ситуации каждого из обвиняемых противоречит прецедентной практике ЕСПЧ (в частности, его выводам в постановлениях «Зубков и другие против России» и «Оглы и другие против России» ).

При этом он отметил, что суд первой инстанции в подготовительной части судебного заседания решил соединить ходатайства следствия о продлении меры пресечения в отношении заключенных в одно производство, несмотря на возражения стороны защиты.

Тогда адвокаты сочли, что рассмотрение в одном судебном заседании трех материалов дела воспрепятствует суду сформировать индивидуальную позицию в отношении каждого обвиняемого. «Между тем уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможности соединения в одно производство судебных материалов по ходатайствам следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемых», – отмечено в кассационном определении. Таким образом, кассация распорядилась отменить судебные акты о продлении меры пресечения обвиняемым, признав их незаконность.

Как следует из сообщения на сайте суда, кассация также вынесла в адрес председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой частное определение, в котором поставлен вопрос о принятии главой Мосгорсуда мер, направленных на предупреждение нарушений при рассмотрении московскими судами вопросов об ограничении конституционного права на свободу и личную неприкосновенность.

Соблюдение положений ст. 109 УПК РФ при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания под стражей

Пеньковский Адриан Михайлович 21 Июля 2015

Здравствуйте, уважаемые коллеги.

За свою непродолжительную адвокатскую практику столкнулся со следующей проблемой.

Городские / районные суды, рассматривая ходатайства следователей о продлении сроков содержания под стражей обвиняемых, зачастую игнорируют УПК РФ. Причём это настолько очевидно и, мягко говоря, несправедливо, что понимаешь одно — нужно что-то предпринимать.

В соответствии с положениями ст. 109 УПК РФ, регламентирующей порядок и основания продления срока содержания обвиняемых под стражей, этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев:

Читайте так же:
Заявление о клевете в мировой суд

«…в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок … и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела .»

Таким образом, основным условием продления срока содержания под стражей обвиняемого свыше определённого срока является невозможность завершения предварительного следствия. Причём, даже в случае обоснованной невозможности завершения предварительного расследования в установленный срок, продление срока содержания обвиняемого под стражей свыше 6-ти месяцев допускается лишь в случаях особой сложности уголовного дела.

Каких-либо иных оснований для продления срока содержания под стражей обвиняемого, кроме вышеуказанных, законом не предусмотрено.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее – Постановление Пленума, ППВС РФ № 41) судам даны разъяснения, подтверждающие положения Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, в соответствии с которыми право на свободу, являющимся основополагающим правом человека, может быть ограничено лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Таким образом, Конституция Российской Федерации, а также упомянутое Постановление Пленума однозначно ориентируют органы государственной власти на приоритет прав и свобод человека и гражданина над иными государственными и общественными интересами, и на необходимость неукоснительного соблюдения законов, в случаях их ограничения.

В качестве примера приведу следующий случай.

10.07.2015г. Мытищинским городским судом Московской области, рассмотревшим соответствующее ходатайство следователя СУ МУ МВД России «Мытищинское», было вынесено постановление о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К. на 02 месяца 00 суток, а всего – до 11-ти месяцев 00 суток, т.е. до 11 сентября 2015г. включительно.

Стороной защиты было заявлено суду, что ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого К. под стражей не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем не может быть в принципе удовлетворено на законных основаниях.

Суду было указано на то, что ни в постановлении следователя, ни в приложенных к нему материалах не указаны обстоятельства, в силу которых завершить расследование в установленный срок не представилось возможным; не приведены какие-либо аргументы, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

Игнорируя упомянутые положения ст. 109 УПК РФ, обосновывая обжалуемое решение, суд сослался на следующие обстоятельства:

а) К. задержан и содержится под стражей на законных основаниях,

б) органами предварительного следствия соблюдён порядок предъявления ему обвинения,

в) представленные материалы указывают на наличие оснований у органов предварительного следствия для его уголовного преследования в объёме предъявленного ему обвинения,

г) основания, в связи с которыми К. была избрана исключительная мера процессуального принуждения не изменились,

д) органам предварительного следствия необходимо дополнительное время для устранения отмеченных прокурором нарушений, выполнения дополнительных следственных действий, что объективно усматривается из обстоятельств дела.

Подытоживая свои доводы, суд указал, что не усматривает оснований для изменения К. меры пресечения, поскольку приходит к убеждению, что «…содержание обвиняемого под стражей соответствует интересам общества и Российского государства».

Прошу заметить — ни слова о том, что следствие не удалось завершить к установленному сроку по уважительным причинам, ни слова об особой сложности дела.

Судом не была дана оценка тому обстоятельству (на это было обращено внимание суда защитником), что постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования вынесено прокурором 08.06.2015г. (!), и только спустя один месяц и один день – 09.07.2015г., следователь принял дело к своему производству и возобновил предварительное следствие по нему. Таким образом, на протяжении указанного времени по делу никакая работа вообще не проводилась, что однозначно свидетельствует о халатности соответствующих должностных лиц, допустивших волокиту.

К. обвиняется в совершении одного эпизода преступной деятельности, был задержан на месте совершения преступления 07.10.2014г., и с указанного времени никакого противодействия в установлении фактических обстоятельств дела не предпринимал.

Пунктом 22 ППВС РФ от 19.12.2013 N 41 установлено, что при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения.

Как видим, и Конституция РФ, и УПК РФ, и ППВС РФ – единогласно «за нас». Однако суды с завидным упрямством игнорируют все вышеперечисленные нормы, аргументируя своё решение чем угодно, вплоть до «интересов общества и государства Российского», лишь бы не выполнить простые и не двусмысленные требования Закона, в соответствии с которыми человека из-под стражи надо освободить.

Возникает закономерный вопрос – что же делать в подобной ситуации. Обжалование подобных незаконных решений в суд апелляционной инстанции положительных результатов не даёт. Судами производится банальная подмена понятий: вместо приведения объективных доказательств невозможности завершения следствия в установленный срок – ссылаются на то, что закончить следствие без проведения ряда процессуальных действий – невозможно.

Читайте так же:
Договор на переводс физическим лицом

То, что закончить предварительное расследование без выполнения предусмотренных законом требований (о предъявлении обвинения «в окончательной редакции», о предъявлении материалов дела для ознакомления обвиняемым, т.д. и т.п.) невозможно – очевидно. Это прямо следует из сути уголовного процесса. Но в ст. 109 УПК РФ речь идёт о другом – о необходимости обоснования того, по каким объективным причинам следователь не завершил расследование в установленный срок.

Поскольку принятие судами подобных заведомо незаконных решений о продлении срока содержания под стражей обвиняемого нарушает их права, гарантированные ст. 22 Конституции РФ, полагаю возможным и целесообразным обращение с соответствующими заявлениями в Следственный комитет РФ для проведении проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, поскольку в действиях судьи содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ. В вышеописанной ситуации, приведённой в качестве примера, мы так и поступили, ожидаем результата.

Перерасчет срока наказания

В случае, если у следственных органов имеются основания полагать, что лицо, которое подозревают в преступлении, имеет возможность каким-либо образом влиять на свидетелей произошедшего, скрыться от следствия либо продолжить заниматься противоправной деятельностью, следователь направляет в суд ходатайство, в котором излагает доводы на основании которых лицо должно быть заключено под стражу, чтобы пресечь все попытки влияния на расследование дела.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по уголовным делам поможет в вопросе перерасчета срока наказания пребывания в СИЗО и (или) следственном изоляторе: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрен закрытый перечень мер пресечения, самой мягкой из которых является подписка о невыезде, а самой суровой – заключение под стражу.

Когда в отношении лица, имеющего процессуальный статус подозреваемого или обвиняемого в каком-либо преступлении, избрали меру вышеуказанную самую суровую меру пресечения, то с момента избрания такой меры, у него начинает исчисляться срок нахождения под стражей. Кстати, рассмотрите возможность процедуры замена неотбытой части наказания принудительными работами по ссылке.

Как правило, обвиняемый остается под стражей до вынесения приговора суда. К сожалению, даже при блестящей работе адвоката, не всегда удается изменить меру пресечения. Если судом вынесен обвинительный приговор с наказанием в виде лишения свободы, судья обязан учесть время нахождения под стражей и зачесть их в срок лишения свободы. Однако, при зачете сроков наказания имеются некоторые особенности.

ПОЛЕЗНО: смотрите видео с советами уголовного адвоката и пишите свой вопрос в комментариях ролика, чтобы получить ответ о защите своих прав обвиняемого

СИЗО – день за полтора

Федеральным законом от 03.07.2018 N 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации» был внесен п. 3.1. из которого следует, что время содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в колонии (воспитательной или исправительной) общего режима.

Это является несомненным плюсом для осужденных, поскольку уменьшает срок наказания. Но не все могут рассчитывать на такой расчёт. Временной период содержания под стражей засчитывается день в день в отношении лиц, которые были осуждены за опасный рецидив, смертная казнь в связи с помилованием была заменена пожизненным лишением свободы либо на срок 25 лет. Также не могут рассчитывать на такое послабление лица, осужденные за преступления, предусмотренные:

  • ст. 205-205.5 УК РФ (терроризм);
  • ч. 3,4 ст. 206 УК РФ (захват заложника);
  • ч. 4 ст. 211 УК РФ (Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава);
  • ч.2, 3 ст. 228 УК РФ, ст. 228.1, 229 (статьи, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ);
  • ст. 275 УК РФ (государственная измена);
  • ст. 276 УК РФ (шпионаж);
  • ст. 361 УК РФ (акт международного терроризма).

А также сопряженные с осуществлением террористической деятельности, которые предусмотрены ст. 227-279, ст. 360 УК РФ.

Кроме вышеуказанных статей, время содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы «день в день» в отношении срока осужденных, отбывающих свое наказание в строгих условиях в воспитательной или исправительной колонии общего режима, в ШИЗО (штрафной изолятор) или ДИЗО (дисциплинарный изолятор), в помещениях камерного типа, если к нему (осужденному) применяются меры взыскания, предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.

Лица, кроме осужденных по вышеперечисленным статьям, могут рассчитывать на перерасчет срока наказания.

Ходатайство о перерасчете срока наказания

Перерасчет срока наказания

Чтобы произвести зачет периода времени нахождения лица под стражей в срок наказания, необходимо обратиться с ходатайством в суд по месту нахождения исправительного учреждения.

При возникновении необходимости провести такой зачет наши адвокаты готовы оказать полное содействие, в том числе:

  1. Проанализировать попадает ли статья осужденного под зачет «день за полтора»;
  2. Произвести расчет срока и составить ходатайство о зачете времени содержания под стражей в срок наказания;
  3. Участвовать в судебном процессе в качестве защитника.

Участие адвоката в процессе в качестве защитника поможет правильно поставить запятую в споре «зачесть нельзя сидеть».

Кроме вопросом срока наказания не забывайте реализовать право на защиту полно в части обжалования приговора в особом порядке или при рассмотрении дела в общем порядке, читайте по ссылке полный перечень рекомендаций, а также смотрите видео, ведь при обжаловании срок вообще может пересчитаться в существенном размере.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector