Shchbooks.ru

Электронные книги Books
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Астрент по публичным спорам: новая позиция Верховного суда

Астрент по публичным спорам: новая позиция Верховного суда

Астрент по публичным спорам: новая позиция Верховного суда
Photo: Xavier Teo, Unsplash

ВС допустил возможность взыскивать астрент не только в гражданско-правовых, но и в публичных спорах. Анализ позиции суда и ее влияния на дальнейшую практику — в статье.

Департамент управления имуществом отказал индивидуальному предпринимателю в выкупе земельного участка. Предприниматель потребовал признать отказ незаконным и обязать департамент направить ему проект договора купли-продажи спорного участка. Суд удовлетворил иск, но ответчик решение не исполнил. Тогда предприниматель потребовал установить астрент за каждый день неисполнения решения.

Первая инстанция и апелляция удовлетворили требование предпринимателя, снизив размер астрента.

Кассация не согласилась с нижестоящими судами и отказала в установлении астрента. Суд сослался на ст. 308.3 ГК и разъяснения ВС в п. 30 постановления Пленума от 24.03.2016 № 7. Эти положения устанавливают, что астрент присуждается только в случае неисполнения гражданско-правовых обязанностей. Поэтому его нельзя взыскивать по административным спорам.

ВС не согласился с кассацией и оставил в силе определение первой инстанции и апелляции. В обоснование права на взыскание астрента истец ссылался не на ст. 308.3 ГК, а на ч. 4 ст. 174 АПК. Эта норма применяется и при рассмотрении публичных споров, поскольку иное не предусмотрено в гл. 24 АПК. Соответственно, заявители по публичным спорам вправе требовать взыскания астрента со ссылкой на ч. 4 ст. 174 АПК (определение ВС от 23.03.2021 № 306-ЭС20-12906).

Аналогичную позицию ВС занял в определении от 21.04.2021 № 309-ЭС19-22790.

С одной стороны, ст. 308.3 ГК с учетом ее толкования в п. 30 постановления Пленума ВС от 24.03.2016 № 7 устанавливает, что астрент применяется только в случае неисполнения гражданско-правовых обязанностей. К публичным спорам, рассматриваемым в порядке гл. 24 АПК, он не применяется.

С другой стороны, ч. 4 ст. 174 АПК, закрепляющая возможность взыскать в пользу истца денежную сумму в случае неисполнения решения, не ограничивает сферы применения этой нормы.

Суды выработали два подхода к соотношению данных положений.

1. Часть 4 ст. 174 АПК расширила сферу действия астрента, установленную в ст. 308.3 ГК, и позволяет применять астрент в любых спорах, рассматриваемых арбитражными судами (постановления 6ААС от 10.02.2021 по делу № А73-22351/2019, 13ААС от 10.02.2021 по делу № А56-65828/2019).

2. Часть 4 ст. 174 АПК должна применяться с учетом ограничений, установленных ст. 308.3 ГК, — только по гражданским спорам (постановления АС Московского округа от 26.08.2020 по делу № А40-254490/2019, 5ААС от 19.01.2021 по делу № А51-4966/2020, 9ААС от 17.01.2020 по делу № А40-161206/12).

Интересное обоснование невозможности применить ч. 4 ст. 174 АПК к публичным спорам привел 8ААС в постановлении от 07.03.2019 по делу № А46-13290/2018. Суд сослался на то, что перечень сведений, которые могут содержаться в резолютивной части решения суда по публичному спору, приведен в ст. 201 АПК. В этой норме, в отличие от ст. 174 АПК, нет указания на то, что суд может взыскать астрент. Поэтому взыскивать астрент по публичным спорам нельзя. Кроме того, из смысла самой ч. 4 ст. 174 АПК следует, что она применяется только к частноправовым спорам.

ВС в комментируемом определении разъяснил соотношение ч. 4 ст. 174 АПК и ст. 308.3 ГК: для взыскания астрента по ч. 4 ст. 174 АПК не применяются ограничения, установленные в ст. 308.3 ГК. Астрент на основании ч. 4 ст. 174 АПК можно взыскивать не только по гражданско-правовым, но и по публичным спорам.

Фактически ВС отменил п. 30 постановления Пленума ВС от 24.03.2016 № 7 для споров, рассматриваемых арбитражными судами.

Сначала заявитель обжалует отказ заключить договор или бездействие, выразившееся в том, что госорган не рассмотрел заявление. По идее, можно сразу предъявить требование об обязании госоргана заключить договор. Тогда договор будет считаться заключенным с даты вступления решения суда в силу.

Но поскольку в обоснование своих требований истцы ссылаются на незаконность отказа или бездействия, такие споры часто рассматриваются по гл. 24 АПК. Из-за этого суды отказываются сразу удовлетворять требования об обязании заключить договор (постановления 9ААС от 28.01.2021 по делу № А40-72063/2020, АС Московского округа от 22.03.2021 по делу № А40-7319/2020).

В качестве способа восстановления права заявителя суды обязывают госорган совершить предусмотренные законом действия: провести оценку объекта, принять решение о продаже и направить проект договора заявителю. Такой способ защиты не эквивалентен удовлетворению требования об обязании заключить договор. Договор не будет считаться заключенным автоматически после вступления решения суда в силу, и заявителю придется ждать, пока госорган направит ему проект договора. В большинстве случаев госорган не исполняет решение суда.

Право требовать заключения договора возникает у истца после того, как он направит второй стороне оферту, а вторая сторона либо проигнорирует ее, либо откажет (ст. 445 ГК). Оферта должна содержать все существенные условия договора, которые в отношении недвижимости включают цену. Поскольку заявление на выкуп имущества, с которым предприниматель ранее обращался в госорган, не содержит цену, суды не признают его офертой и отказывают в заключении договора (постановления 9ААС от 27.03.2017 по делу № А40-147263/16, от 06.05.2015 по делу № А40-13450/2015).

В связи с этим предприниматели должны самостоятельно проводить оценку, направлять госоргану проект договора и ждать отказа. Только после этого предприниматель вправе потребовать заключения договора в судебном порядке со ссылкой на п. 4 ст. 445 ГК. По данной категории споров почти всегда проводится судебная экспертиза по определению рыночной стоимости имущества. В итоге на заключение договора в судебном порядке может уйти около двух лет.

Комментируемое определение ВС дает надежду на то, что под давлением астрента госорганы перестанут игнорировать решение, обязывающее их направить проект договора, и процедура заключения договора с госорганом в судебном порядке сократится до одного этапа.

Читайте так же:
Как вернуть налог ндс

Добиться ускорения процесса заключения договора в судебном порядке можно и другим способом — рассматривая требование признать действие или бездействие незаконным не как самостоятельное требование, а как проявление уклонения госоргана от заключения договора. В таком случае требование будет рассматриваться не по правилам гл. 24 АПК, а по общим правилам искового производства со ссылкой на п. 4 ст. 445 ГК. Сейчас судебная практика все чаще придерживается этого подхода (постановление 9ААС от 19.05.2021 по делу № А40-80871/20).

ВС использовал неоднозначную мотивировку

Основной вопрос, который стоял перед ВС в комментируемом деле: применяется ли астрент к публичным спорам или сфера его действия ограничивается только гражданскими правоотношениями.

После прочтения определения складывается впечатление, что ВС ответил на этот вопрос однозначно: да, астрент может применяться к публичным спорам, рассматриваемым по правилам гл. 24 АПК.

Но если присмотреться внимательнее, то можно скомпрометировать данную позицию. После того как ВС указал, что гл. 24 АПК не содержит ограничений на применение ч. 4 ст. 174 АПК, он разъясняет, что сама по себе обязанность направить проект договора является гражданско-правовой: «…возложенная судами на уполномоченные органы обязанность по устранению последствий допущенных нарушений по предоставлению заявителю проекта договора купли-продажи участка по цене, установленной судом, является гражданско-правовой, и ее исполнение влечет у заявителя возникновение гражданских прав».

Далее ВС указывает, что, присуждая астрент, суды обоснованно учли характер действий, которые должен совершить ответчик: «Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь частью 4 статьи 174 АПК РФ, учтя обстоятельства настоящего спора, характер действий, которые Департамент должен был совершить во исполнение решения арбитражного суда, в целях защиты нарушенных прав и интересов предпринимателя правомерно удовлетворили его заявление и признали справедливым и обоснованным взыскание с Департамента денежной суммы в размере 1000 руб. за каждый день неисполнения решения».

Из-за таких оговорок вывод о том, что астрент применяется абсолютно ко всем публичным спорам, выглядит не таким однозначным. Выходит, что при назначении астрента необходимо учитывать характер действий, которые должен совершить ответчик. В связи с этим комментируемое определение можно истолковать так, что астрент применяется к публичным спорам, рассматриваемым по гл. 24 АПК, но только в том случае, если обязанность, которую должен исполнить ответчик, является гражданско-правовой.

Хотя ссылка на то, что обязанность направить договор является гражданско-правовой, в данном случае выступает, скорее всего, дополнительным аргументом. Глава 24 АПК не содержит ограничений на использование ч. 4 ст. 174 АПК — основной аргумент. Кроме того, обязанность сама по себе является гражданско-правовой, а по поводу применения астрента к гражданским отношениям разногласий нет — дополнительный аргумент.

В любом случае в более позднем определении ВС № 309-ЭС19-22790 по этому вопросу не указано на необходимость учитывать характер действий, которые должен совершить ответчик. Здесь суд без каких-либо оговорок приходит к выводу, что астрент по ч. 4 ст. 174 АПК применяется и к публичным спорам, рассматриваемым в порядке гл. 24 АПК.

Верховный суд попросил КС разъяснить подсудность споров из-за закупок госкомпаний

Знак качеста третейского суда

Союз третейский судов и медиаторов

ВС разрешил спорить о закупках госкомпаний в третейских судах по 223-ФЗ

Третейские суды могут рассматривать не все категории дел. Под запретом споры, где имеет место "публичный интерес". Однако госсуды широко толкуют такой термин, из-за чего на практике "рушатся" третейские оговорки в крупных контрактах, заключенных в рамках корпоративных закупок. В недавнем случае Верховный суд задал вектор практики для целой категории споров.

Реформа третейских судов началась в 2016 году с подачи Владимира Путина, который еще в 2013 году поручил создать закон о совершенствовании негосударственных арбитражей. Одна из главный целей – избавиться от "карманных" судов и повысить престиж добросовестных. Сейчас вместо нескольких тысяч учреждений осталось всего четыре. Параллельно стала расширяться компетенция оставшихся судов. Госдума приняла закон, определяющий характер дел, которые разрешалось передать на рассмотрение третейских судов. В их число попали корпоративные споры, но не все.

Дела о закупках вызывают больше всего вопросов, потому что суды здесь не всегда предсказуемы и логичны, признает Анна Грищенкова, партнер АБ КИАП . Противоречивость судебной практики привела к тому, что в одном из подобных дел Верховный суд направил в Конституционный суд запрос о соответствии Конституции положениям АПК (ч. 6 ст. 4), ФЗ-223 и положениям закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ". Формально эти правовые акты не запрещают рассматривать в третейских судах дела об исполнении контрактов госкомпаний и других фирм, заключенных по ФЗ-223. Тем не менее судебная практика по этому вопросу противоречива, подчеркнул в своем запросе ВС. Однако КС отказался брать на себя решение и предложил ВС истолковать закон самостоятельно. Это экономколлегия и сделала.

История спора началась в 2013 году, когда частное АО "Мостеплосетьстрой" обязалось переложить инженерные сети в метро по заказу государственного АО "Мосинжпроект". В контракте стороны согласовали, что их споры будет рассматривать Третейский суд. Именно туда в 2016 году обратился "Мостеплосетьстрой", чтобы взыскать с контрагента долг в 5,2 млн руб. за выполненные работы.

Арбитраж удовлетворил требования заявителя, однако "Мосинжпроект" решение третейского суда не исполнил. Тогда "Мостеплосетьстрой" обратился в АСГМ, чтобы получить исполнительный лист (дело № А40-165680/2016). Первая инстанция, а затем и окружной суд удовлетворили это требование компании. Суды исходили из того, что оснований для отказа выдачи исполлиста нет, ведь договор не заключался в публичных интересах. А значит, спор может быть предметом разбирательства в третейском суде.

"Мосинжпроект" не согласился с таким выводом и оспорил акты нижестоящих судов в Верховный суд. В своей жалобе ответчик указал, что договор подряда заключался по ФЗ-223 в рамках реализации московской госпрограммы по строительству метро – это говорит о публичном интересе. Кроме того, в кассационной жалобе "Мосинжпроект" указал, что полностью принадлежит городу Москве. Значит, третейский суд не мог рассматривать этот спор, уверяла госкомпания.

Читайте так же:
Гражданский муж претендует на наследство

Слушания по делу возобновились 4 июля 2018 года, когда был получен ответ из КС. Дмитрий Харламов из "Мосинжпроекта" попытался убедить экономколлегию в том, что спор был неарбитрабелен третейскому суду. "Судебная практика считает, что публичный интерес есть там, где договор заключен по 223-ФЗ, речь идет о социальных нуждах, а средства расходуются из бюджета", – заявил Харламов. Юрист сослался на московскую программу, согласно которой подряд оплачивал город.

Ему оппонировал адвокат Николай Александров. Он обвинил заказчика в недобросовестности: с 2013 года, когда был подписан договор, "Мосинжпроект" не пытался оспорить третейскую оговорку. Более того, ее изначально включили согласно распоряжению тогдашнего первого заместителя мэра Владимира Ресина, отметил Александров. Он настаивал, что договор заключался не по 223-ФЗ. Нет доказательств и тому, что работы в метро оплачивал город. Они финансировались из других источников, заверил Александров. Он также подчеркнул, что "Мосижпроект" получил статус хозяйственного общества с долей города более 50% лишь в октябре 2016 года.

Адвокат обвинил оппонента в недобросовестности: с 2013 года, когда был подписан договор, контрагент не пытался оспорить третейскую оговорку.

Судья Татьяна Завьялова поинтересовалась, каково состояние долга.

– Полностью оплачен, у нас претензий нет, – отрапортовал Александров.

По его словам, когда "Мосинжпроекту" надо получить долг с контрагента – он молча получает исполлист, а когда проигрывает – возражает против того, чтобы исполлист получил оппонент.

В стадии дополнений Харламов возразил, что торги проводились, "документы в открытом доступе". Ресин выпускал не указание, а рекомендацию, уточнил юрист. По его словам, третейскую оговорку в договоры включали до 2011 года, когда Высший арбитражный суд признал подобные споры неарбитрабельными. Выслушав аргументы сторон, судьи экономколлегии огласили решение: оставить жалобу "Мосинжпроекта" без удовлетворения.

В опубликованном определении экономколлегия объяснила мотивы своего решения. Закупки госкомпаний регулируются в целом как гражданско-правовые, то есть стороны в них юридически равны. А значит, согласно общему правилу, контрагенты могут договориться о чем угодно, в том числе утвердить арбитражную оговорку. Ограничить их может закон, но в нем нет прямого запрета, отметила "тройка" под председательством Татьяны Завьяловой. Еще один повод отказать в применении арбитражной оговорки – нарушение публичного порядка ["основ общественного строя"], но ВС его тут не обнаружил.

Решение ВС важно, потому что в российской экономике закупочная деятельность многих крупнейших российских компаний регулируется именно 223-м законом, отмечает ассоциированный партнер юрфирмы "ЮСТ" Александр Рудяков. Единственный публичный интерес в этом случае – предотвратить коррупцию и другие злоупотребления, уверена советник КА "Муранов, Черняков и партнеры" и докладчик МКАС при ТПП РФ Ольга Бенедская. Но это не значит, что споры по 223-ФЗ надо приравнять к делам публично-правового характера, резюмирует Бенедская.

В определении явно выражена идея, что понятие арбитрабельности или неарбитрабельности отдельных категорий дел – это прерогатива законодателя, комментирует юрист судебно-арбитражной практики АБ «ЕПАМ» Всеволод Тараскин. Но, по его мнению, ВС не до конца поставил точку в этом вопросе. Например, в определении элементами публичного порядка названы "затраты бюджетных средств". "Значит ли это, что их использование автоматически сделает спор по 223-ФЗ неарбитрабельным?" – задается вопросом юрист. Подобное толкование могло бы необоснованно расширить категорию "противоречие публичному порядку, говорит Тараскин.

Верховный суд попросил КС разъяснить подсудность споров из-за закупок госкомпаний

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии

«Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013 года; опубликован в «Бюллетене Верховного Суда РФ», N 9, сентябрь, 2013 года):

2. Анализ судебной практики свидетельствует о том, что применение положений законодательства о подсудности дел по спорам, возникающим из кредитных правоотношений, не является единообразным.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что предоставление физическому лицу кредитов (займов) является финансовой услугой, которая относится в том числе и к сфере регулирования Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (подпункт «д» пункта 3).

В указанном постановлении (пункт 26) также разъяснено, что, если исковое заявление подано в суд потребителем согласно условию заключенного сторонами соглашения о подсудности, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ. Однако судья не вправе, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, возвратить исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Ранее аналогичная позиция нашла отражение в судебной практике Верховного Суда Российской Федерации в определении, вынесенном по делу со схожими фактическими обстоятельствами по иску гражданина к банку о признании недействительным условия договора банковского вклада о разрешении споров в суде по месту нахождения банка.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя состоявшиеся по данному делу судебные постановления об отказе в удовлетворении исковых требований, исходила из положений части 7 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

При этом Судебная коллегия указала, что законодателем в целях защиты прав потребителей, в частности (по данному делу) граждан-вкладчиков как экономически слабой стороны в договоре, введены дополнительные механизмы правовой защиты, в том числе и в вопросе определения подсудности гражданских дел с их участием. Включение банком в договор присоединения (статья 428 ГК РФ), в том числе в договор срочного банковского вклада, положения о подсудности спора конкретному суду (в частности, по месту нахождения банка) ущемляет установленные законом права потребителя (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 мая 2011 г. N 5-В11-46).

Читайте так же:
Как написать возражение на судебный приказ

Таким образом, судебная практика исходит из возможности оспаривания гражданином на основании части 7 статьи 29 ГПК РФ, пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» условия договора о территориальной подсудности споров в тех случаях, когда оно включено контрагентом в типовую форму договора, что с учетом предусмотренного вышеназванными нормами правила об альтернативной подсудности, а также положений статьи 421 и пункта 2 статьи 428 ГК РФ о его действительности и об условиях расторжения или изменения договора присоединения не нарушает прав заемщика — физического лица только тогда, когда он имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.

В то же время, если содержащееся в кредитном договоре условие, определяющее территориальную подсудность дел, возникающих между спорящими сторонами кредитных отношений, в установленном законом порядке не оспаривалось и является действительным, то это условие продолжает действовать и на день рассмотрения дела судом.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконным судебное постановление о возвращении на основании пункта 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ искового заявления банка о взыскании кредитной задолженности с заемщика, поданного в суд в соответствии с условием кредитного договора о территориальной подсудности спора, по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 32 ГПК РФ, регулирующей договорную подсудность, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 данного Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Из вышеназванной нормы следует, что стороны вправе изменить соглашением между собой установленную законом территориальную подсудность дела до принятия судом заявления к своему производству. Стороны не вправе изменить исключительную и родовую (предметную) подсудность, которая определена законом. Соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор, в том числе и договор присоединения.

Указание на то, что все споры, связанные с договором кредитования, подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции по месту нахождения банка или его обособленного подразделения, выдавшего кредит, содержится в пункте кредитного договора, заключенного между банком (истцом) и заемщиком — физическим лицом (ответчиком).

Руководствуясь принципом диспозитивности гражданского процесса, стороны, воспользовавшись правом выбора между несколькими судами, определили подсудность для всех дел, связанных с исполнением кредитного договора, в том числе и для данного дела.

Поскольку соглашение сторон об определении территориальной подсудности, достигнутое на основании статьи 32 ГПК РФ, обязательно не только для сторон, но и для суда, то предусмотренных законом оснований для возвращения искового заявления, поданного банком в суд согласно договорной подсудности, у суда не имелось.

Соглашение об изменении территориальной подсудности было заключено между сторонами до подачи искового заявления в суд в установленном законом порядке, никем не оспаривалось и недействительным не признавалось (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2009 г. N 5-В09-115).

Подсудность споров по недвижимости

Подсудность споров по недвижимости

Если решение спора относительно недвижимости дошло до суда, его разрешение необходимо начинать с определения подсудности. Но люди, ранее не сталкивавшиеся с судебными тяжбами, не всегда знают, что такое подсудность, не говоря уже о том, как ее определить для конкретной ситуации.

В данной статье мы поговорим как о самом понятии, так и о том, как определить подсудность спора по недвижимости.

Что такое подсудность споров по недвижимости?

Понятие подсудности возникло вместе с развитием судебной системы и разделением судов на общей юрисдикции и специализированные (апелляционный, арбитражный, третейский, конституционный, верховный и т.д.). По сути, подсудность определяет, в какой именно суд первой инстанции нужно обращаться с иском. При нарушении данного принципа – если истец обратится в не соответствующий его исковому заявлению суд – иск будет отклонён, а заявитель потеряет время на подготовку нового иска и процедуры, связанные с его подачей.

При определении подсудности можно руководствоваться несколькими принципами. Один из них – территориальный. Согласно ему, иск нужно подавать в тот суд, где зарегистрирован ответчик или находится объект рассмотрения. Другой принцип – предметный. В этом случае нужный суд определяется на основании сути дела: криминальные процессы рассматривает одна инстанция, арбитражные споры — другая, гражданские конфликты – третья и т.д. При определении подсудности дел о недвижимости могут применяться оба принципа, в зависимости от характера спора и его сторон (юридические или физические лица).

Как определить подсудность исков по недвижимости?

При определении подсудности по недвижимости прежде всего нужно обратить внимание на характер спора. Если речь идет о гражданском конфликте (раздел недвижимости, выделение доли, вступление в наследство, споры с пропиской/выпиской, конфликты с застройщиками по ДДУ и т.д.), такие дела рассматривают районные суды общей юрисдикции. Если же сторонами конфликта являются юридические лица (частные компании, государственные структуры, некоммерческие организации и т.д.), такие дела подсудны арбитражным судам.

Но определения типа суда недостаточно – нужно определить конкретную инстанцию, куда будет подаваться иск. И здесь действует принцип исключительной подсудности по объектам недвижимости, который регламентирует, что иски должны подаваться в суды по месту нахождения спорного объекта. Таким образом, нивелируется то, где находятся или зарегистрированы стороны конфликта, важно только физическое местонахождение недвижимости. Это означает, что физическое лицо должно обращаться в районный суд, а юридическое – в арбитражный, но с обязательной привязкой к территории расположения здания, квартиры, участка или другого объекта.

Стоит отметить, что есть исключения из принципов территориальной подсудности для недвижимости. Так, если речь идет о споре относительно имущества по наследству, иск должен подаваться там, где открыто наследственное дело. Если конфликт считается корпоративным, иск может быть подан по месту регистрации ответчика. И, наконец, подсудность сделок с недвижимостью может определяться условиями договора – если в нем были указаны механизмы разрешения возможных споров, в том числе и определенный суд, то стоит руководствоваться этими сведениями и подавать исковое заявление в соответствующую инстанцию.

Читайте так же:
Жаловаться на врача в москву

Что касается апелляций, то здесь нет разницы по сравнению с другими процессами – решение суда первой инстанции оспаривается в вышестоящем. Обычно это апелляционный суд, а если дело дошло до более высоких уровней – Верховный или Высший арбитражный суды.

Верховный суд попросил КС разъяснить подсудность споров из-за закупок госкомпаний

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 23, март 2019 г., с. 68-72

Для юристов, практикующих в сфере доменных споров, очередная смена правил подведомственности не является чем-то экстраординарным. Особенно когда речь заходит о спорах против администраторов доменов — физических лиц * . Очередной тренд на изменение таких правил был задан Коллегией по экономическим спорам Верховного Суда в определении от 4 сентября 2018 г. по делу № А40-155357/2012 ** .

Обстоятельства дела

В рамках данного дела судам предстояло рассмотреть классический доменный спор: турецкий правообладатель пытался запретить российскому гражданину использовать товарный знак в серии доменных имен.

Квалификация нарушения особых вопросов не вызвала: суды первой и апелляционной инстанций установили запрет и на первом, и на втором круге рассмотрения дела.

А вот по вопросу подведомственности позиции судов разошлись.

ИнстанцияВыводЦитатаРешение
Первая инстанция (АСГМ)Доменный спор с участием физического лица подведомствен арбитражному суду«Администратором спорных доменных имен являлся Хрисанфов Игорь Игоревич. […] требования истца о пресечении нарушения исключительных прав […] на товарный знак […] путем запрета Хрисанфову Игорю Игоревичу использовать (администрировать) доменные имена […] подлежат удовлетворению»Запретить Хрисанфову И.И. использовать (администрировать) доменные имена
Апелляционная инстанция (9 ААС)Доменный спор с участием физического лица подведомствен арбитражному суду«Судом обоснованно отклонено ходатайство о прекращении производства по делу в связи с его подведомственностью суду общей юрисдикции, а не арбитражному суду, поскольку правовых оснований для его удовлетворения у суда не имелось»Оставить решение суда первой инстанции в силе
Кассационная инстанция (СИП)Доменный спор с участием физического лица подведомствен суду общей юрисдикции«Непременным условием для отнесения подведомственности арбитражному суду спора с участием физического лица (администратора доменного имени) является наличие у последнего действующей на момент рассмотрения спора судом регистрации в качестве индивидуального предпринимателя»Решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции отменить дело направить на новое рассмотрение

Не согласившись с перспективами рассмотрения дела по третьему кругу, истец обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд подверг критике постановление Суда по интеллектуальным правам. В частности, неверным был признан вывод кассационной инстанции о необходимости проверить, обладает ли ответчик статусом ИП.

По мнению Верховного Суда, подведомственность дела арбитражным судам объясняется не только статусом истца и ответчика (юридическое лицо, ИП или физическое лицо), но и их гражданством или местом регистрации (Российская Федерация или иностранное государство).

Свою правовую логику тройка судей обосновала ссылкой на п. 9 ч. 1 ст. 247 АПК РФ:

«Арбитражные суды рассматривают дела с участием иностранных организаций, осуществляющих экономическую деятельность, в случае если спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и оказанием услуг в сети Интернет на территории РФ».

Суд также сослался на п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда № 23:

«П. 9 ч. 1 ст. 247 АПК РФ включает споры, связанные с защитой прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации юридических лиц, использованные при регистрации доменных имен в российской доменной зоне».

На основе этой правовой логики Верховный Суд пришел к следующим выводам:

«Истец — турецкая компания, и спор связан с защитой прав на средства индивидуализации юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, использованные при регистрации доменных имен в российской доменной зоне, поэтому указания СИП о необходимости проверки доводов об отсутствии у ответчика — физического лица статуса ИП являются необоснованными, поскольку спор подлежит рассмотрению арбитражным судом независимо от того, является ли ответчик ИП или нет».

Вне зависимости от обоснованности такой логики очевидно, что Верховный Суд фактически ввел в практику доменных споров новый критерий. Согласно ему, при определении вопроса подведомственности суды обязаны проверять не только статус истца и ответчика, но и их гражданство или место регистрации.

Этот критерий способен повлечь за собой ряд острых процессуальных вопросов.

Практика до 2015 г.

До 2015 г. суды придерживались иного подхода: во главу угла ставился критерий характера спора, а не статуса истца или ответчика.

Подход Высшего Арбитражного Суда был отражен в постановлении от 18 мая 2011 г. по делу № А40-47499/2010 1 (спор по домену mumm.ru) и в определении от 16 мая 2014 г. по делу № А56-43590/2013 2 (спор по домену tiguan.ru).

Согласно этому подходу, подведомственность дел о защите товарного знака в доменном имени зависит от того, связан ли спор с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. В подобных спорах арбитражные суды признавали свою компетенцию.

При этом статусу истца и ответчика (российское или иностранное юридическое лицо, предприниматель, физическое лицо) при определении подведомственности отводилось второстепенное значение.

Так, в постановлении от 13 апреля 2015 г. по делу № А40-121136/14 3 (спор по домену valtec-engineering.ru) Девятый Арбитражный апелляционный суд указал, что арбитражными судами была сформирована судебная практика, согласно которой иски по доменным спорам к администраторам доменных имен — физическим лицам, подведомственны арбитражным судам. Дополнительно суд отметил, что истец является иностранным юридическим лицом, в связи с чем иск к администраторам доменных имен с участием иностранного лица подведомствен арбитражному суду на основании п. 9 ч. 1 ст. 247 АПК РФ.

Читайте так же:
Во сне украли золото: толкование сновидения

Такие же выводы содержались и в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 17 февраля 2015 г. по делу № А56-11254/2012 4 (спор по домену karelhadek.ru), в котором доводы физического лица о неподведомственности спора арбитражным судам были отклонены.

Практика после 2015 г.

С 2015 г. подход судов кардинально изменился. Суды стали определять подведомственность доменных споров исходя из формального статуса сторон (юридическое лицо, ИП или физическое лицо). Если истцом или ответчиком оказывалось физическое лицо, спор подлежал рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Новая тенденция была задана Президиумом Верховного Суда в обзоре судебной практики по гражданским делам № 1 от 24 декабря 2014 г. 5 В пункте 4 раздела 4 Президиум сделал общий вывод, что гражданин может выступать истцом или ответчиком в арбитражном суде, исключительно только если на момент обращения в арбитражный суд он имеет статус ИП.

Впоследствии эта позиция стала широко использоваться в доменных спорах, даже если статус ИП был прекращен за несколько дней до подачи иска или домен очевидно использовался в предпринимательской деятельности.

Так, Новгородский областной суд в своем определении от 28 июня 2017 г. по делу № 33-1198/2017 6 (спор по домену elegia-mebel.com) признал компетенцию судов общей юрисдикции на рассмотрение спора, в котором администратором домена являлся гражданин без статуса ИП, несмотря на то что он являлся генеральным директором компании, чьи товары продавались на сайте, а домен очевидно использовался в предпринимательской деятельности.

Аналогичным образом, в постановлении от 2 марта 2016 г. по делу № А40-129387/2015 7 (спор по доменам jaguardealer.ru, landroverdealer.ru) Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу, что гражданин может быть лицом, участвующим в арбитражном процессе, исключительно в том случае, когда он имеет статус ИП либо когда участие гражданина без этого статуса в арбитражном процессе предусмотрено законом. По мнению суда, регистрация доменных имен в зоне «RU» не носит государственного характера (как это определено в п. 9 ч. 1 ст. 247 АПК РФ), поэтому спор подлежит разрешению в суде общей юрисдикции.

Изменение критериев

С учетом введения Верховным Судом нового критерия гражданства, определение подведомственности значительно усложнилось. Теперь суды должны последовательно ответить на 3 вопроса:

Является ли истец иностранной организацией или гражданином?

Является ли ответчик иностранной организацией или гражданином?

Имеется ли у российского ответчика 8 статус ИП на момент подачи иска?

При положительном ответе на любой из этих вопросов дело должно рассматриваться в арбитражном суде. В остальных случаях – в суде общей юрисдикции.

Таким образом был расширен перечень доменных споров, которые рассматриваются в арбитражных судах.

С одной стороны, такой подход представляется обоснованным, так как многие практикующие юристы указывают на преимущества арбитражных судов перед судами общей юрисдикции при разрешении доменных споров. Среди причин выделяются следующие:

наличие специализированного суда кассационной инстанции;

наработанная практика рассмотрения споров по интеллектуальной собственности;

удобное электронное взаимодействие с судом;

удобный упрощенный порядок рассмотрения споров;

иные процессуальные возможности (относительно извещения сторон, бремени доказывания, процедуры обжалования и проч.)

С другой стороны, дополнительная возможность рассмотрения доменного спора в арбитражном суде предоставлена лишь иностранным правообладателям. В аналогичной ситуации российские правообладатели воспользоваться такой возможностью не смогут.

В конечном счете позиция Верховного Суда формирует дискриминационное процессуальное правило: при прочих равных условиях, иностранные и российские правообладатели вынуждены подавать иски в различные суды (арбитражный суд или суд общей юрисдикции) и судиться по различным процессуальным правилам (АПК РФ или ГПК РФ).

Несоответствие особенно очевидно в такой типовой ситуации, когда истцом одновременно может быть и владелец товарного знака (например, иностранная компания), и исключительный лицензиат (например, российское юридическое лицо).

В соответствии с критерием гражданства, сформированным Верховным Судом, иностранная компания должна будет обращаться в арбитражный суд, а российский лицензиат – в суд общей юрисдикции. И это происходит в ситуации, когда все фактические обстоятельства, доказательства и требования являются идентичными.

Аналогичная нестыковка проявляется в случае наличия у ответчика иностранного или двойного гражданства. Доступа к такой информации у правообладателя нет, поэтому невозможно заранее определить, имеется ли у ответчика иностранное или двойное гражданство. В свою очередь, выявление такого факта в ходе рассмотрения спора станет основанием для передачи спора из суда общей юрисдикции в арбитражный суд. Это приведет к значительной потере времени, сделает рассмотрение споров более трудоемким и непредсказуемым.

Было бы логично, если бы Верховный Суд пошел дальше и распространил подведомственность арбитражных судов на все виды доменных споров (с участием любых иностранных и российских сторон, в том числе физических лиц без статуса ИП) или сформулировал более понятные критерии определения подведомственности, не создающие процессуальных дисбалансов.

* Здесь и далее под физическими лицами понимаются физические лица без статуса индивидуального предпринимателя (далее – ИП).

** Сайт «Электронное правосудие», URL: https:// kad.arbitr.ru/ (дата обращения 14 февраля 2019).

1 Сайт «Электронное правосудие», URL: https://kad.arbitr.ru/(дата обращения 14 февраля 2019 г.).

3 Сайт «Электронное правосудие», URL: https://kad.arbitr.ru/ (дата обращения 14 февраля 2019 г.).

4 Сайт «Электронное правосудие», URL: https://kad.arbitr.ru/(дата обращения 14 февраля 2019 г.).

5 Сайт «Информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ», URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70728788/(дата обращения 14 февраля 2019 г.).

6 Сайт «ГАС РФ Правосудие», URL: https://bsr.sudrf.ru/(дата обращения 14 февраля 2019 г.).

7 Сайт «Электронное правосудие», URL: https://kad.arbitr.ru/(дата обращения 14 февраля 2019 г.).

8 За счет требований ст. 1478 Гражданского кодекса наличие у истца-владельца товарного знака статуса юридического лица или ИП в доменном споре презюмируется.

Литература

1. Уколов С.М. Отдельные вопросы подсудности и подведомственности в практике Суда по интеллектуальным правам // Журнал Суда по интеллектуальным правам, 2016. № 14.

2. Новоселова Л.А. Процессуальные особенности рассмотрения споров Судом по интеллектуальным правам // Вестник гражданского процесса, 2013. № 4.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector