Shchbooks.ru

Электронные книги Books
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Все, что вы хотели знать о продаже единственного жилья банкрота

Все, что вы хотели знать о продаже единственного жилья банкрота

Все, что вы хотели знать о продаже единственного жилья банкрота
ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ПРАВО.RU/ПЕТР КОЗЛОВ

Если еще 5–7 лет назад лишиться единственного жилья за долги было практически невозможно, то в 2021 году ситуация резко развернулась в сторону кредиторов. Последнюю практику Конституционного и Верховного судов смело можно назвать революционной. У недобросовестных должников могут отнять жилье без компенсаций. Под ударом рискуют оказаться даже добросовестные — с квартирой или домом большего метража, чем указано нормами соцнайма. Верховный суд разработал инструкцию, как заменять жилье на другое, подешевле. А юристы рассказали, могут ли должника переселить из центра Москвы в Одинцово.

Проблема исполнительского иммунитета на единственное, но «роскошное» жилье должника находится в подвешенном состоянии с 2012 года. Тогда Конституционный суд принял Постановление № 11-П, в котором допустил размен дорогой квартиры или дома на жилье подешевле и предписал изменить законодательство для закрепления такой возможности.

Но за девять лет поправки так и не были приняты, хотя попыток написать законопроект было несколько. В июле 2021 года свои критерии роскошного жилья предложил Минэк. Наши эксперты отнеслись к нему скептически (подробнее — «Юристы оценили критерии роскошного жилья должника от Минэка»). Больше новостей об этом проекте нет.

Пока законодатель медлит, вырабатывать позиции приходится судам. Верховный суд поначалу последовательно развивал практику, в которой признавал неприкосновенность единственного жилья, каким бы дорогим оно ни было. Яркие примеры такой позиции ВС: прошлогоднее дело Стружкина и февральское дело Поздеева. В них экономколлегия запретила разменивать жилье на более дешевое в пользу кредиторов. В определениях по этим спорам ВС упоминал позицию КС, но отмечал, что законодатель так и не предложил необходимые критерии для размена.

К девятой годовщине своего известного, но не работающего постановления, в апреле 2021-го, КС принял новое и еще раз указал, что исполнительский иммунитет не должен быть абсолютным. Но в этот раз КС обязал суды применять свою позицию без необходимости ждать законодательных поправок. Такие указания он дал в деле № А23-2838/2019 о банкротстве калужанки Елены Шахлович, где суды не стали включать в конкурсную массу 110-метровую квартиру должницы.

КС рассмотрел жалобу основного кредитора Шахлович и прямо допустил возможность размена квартиры в банкротстве, чтобы частью денег погасить долг перед кредиторами, а на другую часть купить более скромное жилье для должника. Его может предоставить и кредитор, который заинтересован в продаже дорогой квартиры. При этом нужно оценивать добросовестность должника и проверять его последние сделки. Если он незадолго до банкротства взял деньги в долг и потратил их на улучшение жилищных условий, вероятность размена жилья будет выше.

Главное при размене — оставить должнику и его семье жилую площадь, предусмотренную региональными нормами о соцнайме. Например, в Калужской области, где банкротится Шахлович, эта норма составляет 18 кв. м на одного человека. Все, что выше, может считаться «роскошью».

Переезд в другой регион возможен исключительно при согласии должника. Иначе замещающая квартира должна быть куплена там же, где находилась «роскошная».

Новая эпоха

22 июня 2021 года с молотка впервые ушла единственная квартира банкрота, екатеринбуржца Аркадия Поторочина. Должник долго боролся за пятикомнатную квартиру, но кредиторы предоставили ему однокомнатную, а суд признал это законным.

Даже если должник «белый и пушистый», но у него есть так называемое роскошное жилье, то оно уйдет с молотка. А учитывая каучуковость понятия «злоупотребление правом», под риск попадают не только должники с роскошным жильем, но и все остальные.

Верховный суд поддержал Конституционный

Спустя несколько месяцев после публикации постановления КС в августе 2021-го Верховный суд детализировал позицию коллег по вопросу продажи единственного жилья в деле № А73-12816/2019 .

Там предприниматель Владимир Балыков 16 лет строил дом своей мечты , но смог прописаться в нем только после того, как обанкротился. Две инстанции решили, что должник действовал недобросовестно и просто подстроил все так, чтобы защитить дом и участок исполнительским иммунитетом. Окружной суд напомнил о безусловном иммунитете единственного жилья и исключил его из конкурсной массы.

Экономколлегия, для которой это дело стало первым по вопросу единственного жилья после постановления КС, подтвердила: дом можно лишить исполнительского иммунитета [то есть продать без замены] только в случае, если должник вел себя недобросовестно. Если его поведение было в пределах нормы, управляющий должен созвать собрание кредиторов и решить вопрос о размене дома на жилье попроще.

Если должник вел себя злонамеренно, он рискует остаться без единственного жилья. Если добросовестно, он может надеяться на замещающее жилье в случае продажи единственного.

ВС дал набор понятных, хоть не совсем конкретных критериев, как разменять жилье банкрота. Это возможно как за счет кредитора, который хочет получить больше денег, так и за счет конкурсной массы. Во втором случае покупать жилье должен управляющий. При этом переселение должника не должно стать своеобразной «карательной операцией», наказанием, поэтому нужно проверять, действительно ли получится пополнить конкурсную массу на значительную сумму. А право собственности на прежнее жилье не должно прекратиться раньше, чем банкрот получит в собственность новое.

Вопрос о размене должен обязательно обсуждаться на собрании кредиторов, где все могут высказать свое мнение по этому вопросу. Утверждать порядок продажи старого и покупки нового жилья должен арбитражный суд.

В целом алгоритм размена жилья от Верховного суда выглядит так:

1️⃣ Выяснить рыночную и реальную стоимость жилого дома и земельного участка.
2️⃣ Определиться с ценой замещающего жилья и его параметрами.
3️⃣ Подсчитать затраты на все мероприятия.
4️⃣ Определить сальдо — сумму, на которую пополнится конкурсная масса в результате замены жилого помещения.
5️⃣ Проверить, не будет ли сальдо слишком маленьким, из-за чего продажа дома и участка выполнит исключительно «карательную функцию» и не поможет эффективно погасить требования кредиторов.

При этом ВС еще и допустил покупку жилья на замену в пределах одной агломерации. По такому принципу должника можно переселить из Москвы в города-сателлиты, например, Химки или Одинцово.

Читайте так же:
Заявление (ходатайство) об уточнении требований

Эксперт Кононов напоминает, что должники могут лишиться возможности вести привычный образ жизни при переселении, например, из Москвы в Московскую область. Довод, что фитнес-клуб далеко, вряд ли возымеет эффект, предупреждает эксперт. «Зато необходимость посещения редкого специалиста в конкретной поликлинике вблизи дома может повлиять на решение суда. То есть суды будут учитывать в большей степени место жизненно важных интересов гражданина, а не комфорт жизни в новой местности», — полагает Кононов.

По мнению Алексея Николаева, управляющего партнера ЮрТехКонсалт, практика наверняка столкнется с вопросами возможности переезда в другой район, если должнику или членам его семьи необходимо посещать медицинское или образовательное учреждение рядом с прежним домом. «Также возникнет вопрос о допустимости переезда, например, с юга Москвы на север или еще дальше в другой город, при этом время дороги до работы для должника может увеличится до нескольких часов», — комментирует юрист.

Баталии будут вокруг вопроса экономической целесообразности «размена» единственного жилья, ожидает Кононов. По его мнению, ориентиром при определении существенности сальдо может стать показатель в 20%, который часто используется в банкротных делах для оценки существенности неравноценного встречного предоставления при оспаривании сделок, а также для оценки существенности причиненного вреда в спорах о субсидиарной ответственности.

Предполагаемая разница между доходом от продажи излишнего жилья и расходами на приобретение замещающего жилья должна составить не менее 20% от суммы долга. Такой ориентир могут установить суды исходя из банкротной практики.

Давид Кононов, Лемчик, Крупский и Партнеры

Антон Красников, партнер юридической компании ЗАО «Сотби», отмечает: ВС высказался о возможности продажи даже не «роскошного», а «излишнего» жилья. Эксперт отмечает, что критерии понятия «излишнего» жилья только будут выработаны судебной практикой в ближайшее время, но уже сейчас можно «с уверенностью» говорить, что санкционировать размен «лишнего» жилья будут во всех случаях, когда оно позволит пополнить конкурсную массу на значительную сумму. Должникам же придется «ютиться» в метрах по нормам соцнайма.

Эксперт предупреждает: именно понятие «излишнего» жилья может привести к злоупотреблениям со стороны кредиторов.

Порядок и условия реализации единственного жилья должника, вне всякого сомнения, должны быть закреплены законодательно. Хочется верить, что до установления четких и ясных законодательных критериев по данной категории споров «неустранимые сомнения» будут все же толковаться в пользу должника и его семьи.

Антон Красников, ЗАО «Сотби»

Скоро у Верховного суда будет возможность конкретизировать свои позиции по вопросу продажи единственного жилья. На рассмотрение экономколлегии передан спор по делу о банкротстве Сергея Мешкова (дело № А27-17129/2018 ). Он набрал займов и построил на них дом, других источников дохода он не раскрыл. А потом Мешков подарил дом несовершеннолетнему сыну. Суды решили, что дом нужно вернуть в конкурсную массу и продать. Но окружной суд не увидел в этом смысла, потому что жилье в любом случае защищено исполнительским иммунитетом. Теперь поведение должника оценит экономколлегия.

Вообще, именно вопрос недобросовестности, на который обратил внимание Конституционный суд, является наиболее важным в вопросе о возможности продажи единственного жилья. Особенно это касается дел, где должник рискует и вовсе не получить замещающее жилье взамен роскошного. Яркий пример — недавнее определение ВС по делу № А56-7844/2017 о банкротстве санкт-петербургского предпринимателя Евгения Егорова.

Для этого он решил вывести свой основной актив — четырехкомнатную квартиру — на свою жену. Знакомая предпринимателя Скоробова сперва купила квартиру у Егорова, а через год продала его жене за ту же стоимость. Параллельно супруги заключили брачный договор, что в случае развода каждый оставит себе то имущество, на чье имя оно приобретено. А когда жена получила жилье, они развелись. Еще одну квартиру должник продал, чтобы закрыть ипотеку, а остаток денег передал бывшей супруге.

Коллегия ВС по экономическим спорам решила, что такое поведение нельзя назвать добросовестным: иметь несколько жилых помещений и изначально не собираться жить ни в одном из них. Егоров последовательно продавал квартиры, но не расплачивался с кредиторами и не покупал новое жилье. «Отсутствие у должника жилья, свободного от исполнительского иммунитета, является исключительно результатом совершенных им действий», — подчеркнули судьи.

Поэтому четырехкомнатная квартира должна быть возвращена в конкурсную массу, а затем продана, чтобы погасить требования кредиторов Егорова, включая Сбербанк.

Незадолго до своего банкротства, которое он сам же и инициировал, екатеринбуржец Александр Шамич подарил сыну свое единственное жилье — дом с земельным участком. Управляющий успешно оспорил сделку, а Арбитражный суд Уральского округа признал: подписав договор дарения, Шамич собственноручно отказался от исполнительского иммунитета на дом (дело № А60-13377/2017). Поэтому недвижимость передали в конкурсную массу и продали в пользу кредиторов.

А Олег Назаров перед банкротством подарил своей родственнице единственное жилье — загородный дом в элитном поселке Подмосковья. Управляющий добился отмены дарения, но апелляционный суд не согласился продавать дом с торгов. Окружной суд включил коттедж в конкурсную массу. Кассация обратила внимание, что у должника нет работы, а потому содержание такого большого дома стало бы для него непосильной ношей. Замену жилья на более простое ему не обеспечили (дело № А76-11986/2016).

В деле № А41-58139/2016 должник Вячеслав Абахов попросил исключить из конкурсной массы его 467-метровый подмосковный дом, беседку и земельный участок. Незадолго до банкротства у него были еще и две квартиры, но он их продал и прописался в этом доме. Туда же он «подселил» своих несовершеннолетних детей. Но суды отказались оставить ему этот дом. Они обратили внимание, что дочь должника не ходит в школу по месту фактической регистрации, а сын не посещает ближайший детский сад. И оба они не прикреплены к местным поликлиникам. А еще суды оценили мировое соглашение, по которому Абахов пытался незадолго до банкротства отдать дом своему знакомому (дело № А41-58139/2016).

Единственное жилье при банкротстве — советы адвокатов и юристов

Часть 3. Сделки с жильем по заниженной стоимости, последующая аренда иного жилья.

оспаривают ли сделку с единственным жильем

Оспаривать ли куплю-продажу в интересах должника, если цена сделки явно занижена? Оспаривать ли куплю-продажу, если должник за счет средств из конкурсной массы вынужден арендовать жилье? Рассмотрим подробно такие случаи.

Читайте так же:
Если коллекторы звонят по чужому долгу или кредиту

Как знают те, кто регулярно читает наши статьи, не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи (то есть, данное жилье является для них единственным пригодным).

Иными словами, если жилье продано, но в нем продолжают жить должник и его близкие, сделку по продаже не оспорить.

Но что, если цена продажи занижена и, при этом, должник теперь арендует иное помещение для проживания? В этом случае необходимость оспаривать зависит от конкретных обстоятельств дела, поскольку это решение может сказаться на интересах кредиторов.

Например, оспаривание купли-продажи единственного жилья, если при этом должник вынужден арендовать иное помещение, необходимо для защиты прав и законных интересов кредиторов.

С другой стороны, есть позиция Верховного суда РФ.

При рассмотрении дел о банкротстве граждан суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности).

Пункт 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан».

Согласно позиции, встречаемой в судебной практике (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03.04.2019 по делу N А33-18272/2018; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22.08.2018 N А33-2005/2018к2), должник, действующий добросовестно, должен претерпеть неблагоприятные для себя последствия признания банкротом, выражающиеся, прежде всего, в передаче в конкурсную массу максимально возможного по объему имущества и имущественных прав в целях погашения (частичного погашения) требований кредиторов, обязательства перед которыми должником надлежащим образом исполнены не были. Механизм банкротства граждан не может быть использован в ущерб интересов кредиторов, необходимо соблюдение разумного баланса.

Аренда жилья направлена на создание благоприятных, комфортных условий проживания должника. Однако она, при наличии пригодного для проживания жилого помещения, пусть и небольшого, будет свидетельствовать о создании подобных условий в ущерб имущественным интересам кредиторов.

Оплата аренды жилого помещения средствами из конкурсной массы является неправомерной, если отсутствуют доказательства существенной необходимости найма для должника иного места жительства (доказательства невозможности использования им жилого помещения, в котором он зарегистрирован).

При этом важными остаются вопросы о том, куда были потрачены деньги от продажи и почему должник не может снимать жилье за счет вырученных средств?

Таким образом, оспаривание сделки по отчуждению единственного жилья имеет смысл только в случае, если должник производит оплату наемного жилья за счет конкурсной массы, что нарушает права кредиторов. Если после совершения сделки должник продолжает жить в спорном помещении (то есть выбытие единственного жилья из собственности должника никак не отразилось на иных лиц), то оспаривание договора не целесообразно.

В результате оспаривания сделки пополнится конкурсная масса должника, так как ему не придется тратить средства на аренду жилья, что в свою очередь благоприятно скажется на проценте удовлетворения требований кредитров.

Можно ли в России изъять единственное жильё?

Определение Верховного суда РФ, вынесенное конце октября 2018 года по делу гражданина-банкрота, наделало в СМИ много шуму.[1] Некоторые юристы и СМИ поспешили заявить, что Верховный суд создал опасный прецедент и теперь в России у граждан-банкротов массово станут отнимать единственное жильё. Так ли это на самом деле и в каких случаях рядовой россиянин может лишиться единственного жилья, рассказывается в данной статье.

Изъятие единственного жилья у граждан-банкротов: мифы и реальность

Дело, о котором говорят все СМИ и юристы в последние две-три недели, является далеко неоднозначным. Начну с того, что заемщик почти 10 лет уклонялся от возврата денег и всячески препятствовал взысканию. Он периодически «продавал» собственность своей дочери, «разводился» с женой, переписывал на нее имущество и откровенно затягивал исполнительное производство. При этом должник с жаром убеждал судей и приставов, что пятикомнатная квартира является его единственным жильём, хотя сам проживал по другому адресу. В конце концов, суды доказали обратное. И когда после всех перипетий пристав-исполнитель приступил к реализации помещения, должник обратился в арбитражный суд с заявлением о своём банкротстве. Арбитраж действовал по накатанному сценарию. Он установил, что все официальное имущество заёмщика состоит из одной-единственной квартиры, после чего исключил её из конкурсной массы.

Тогда займодавец начал процесс обжалования и дошел до ВС РФ. Верховный суд отменил определения и постановления нижестоящих судов и направил материалы на новое рассмотрение. В своём решении ВС РФ отметил, что арбитраж должен был учесть акты судов общей юрисдикции, установивших, что пятикомнатная квартира не является единственным жилищем гражданина-банкрота. Кроме того, Верховный суд указал, что должник подал заявление о банкротстве с целью обойти вступившие в силу решения об обращении взыскания на квартиру, а в самих действиях заёмщика и его жены усматривается злоупотребление правом.

Таким образом, ВС РФ не создал прецедента, позволяющего отнимать единственное жилье у гражданина-банкрота. Он просто пресек нарушение статьи 10 ГК РФ, запрещающей действовать во вред другим лицам и злоупотреблять правом.

Изъятие ипотечных квартир, являющихся единственным жильём

А вот на рынке ипотеки ситуация куда как печальнее. Ежегодно в России изымаются сотни квартир, являющихся единственным жильем, и никого это не удивляет. Государство разрешает такое изъятие. В соответствии со статьей 50 Закона об ипотеке, кредитор вправе обратить взыскание на объект, когда собственник помещения не оплачивает задолженность. При этом закон не различает единственное и не единственное жильё. С этой точки зрения ему всё равно. И если, например, просрочка по уплате платежей составляет свыше трех месяцев, то кредитор вправе обратиться в суд, потребовать изъять квартиру, продать её с публичных торгов и оплатить задолженность. Закон вообще допускает возможность отобрать квартиру, когда должник более трех раз за год просто нарушил график платежей. То есть вносил суммы полностью, но не вовремя.[2]

Почти все дела по ипотеке заканчиваются в пользу банков или иного кредитора. Суд изымает помещение и выставляет его на торги. После продажи часть денег уходит в банк на погашение кредита, а остальные получает бывший заемщик. И если квартира является единственным жильём, а на иждивении «ипотечника» находятся дети, то ему приходится совсем туго. Единственный выход — просить судью предоставить рассрочку исполнения решения о взыскании в части оплаты по кредиту, отсрочку в части оплаты процентов и пени, а также отсрочку в продаже квартиры.[3] В конце концов, с помощью умелого и грамотного адвоката можно добиться совсем неплохих условий погашения долга и оставить квартиру у себя в собственности.

Читайте так же:
Если сосед «захватил» ваш участок, передвинув забор

Конфискация единственного жилья за совершение преступления

Суды часто изымают квартиры и в рамках уголовного процесса. Жилище подлежит изъятию, если подсудимый купил (или приобрел) его в результате махинаций, получения взяток или на деньги, добытые преступным путём. А когда в деле фигурируют потерпевшие, которые заявляют иски о возмещении ущерба, то квартиру отберут в любом случае.

Так, житель Кемеровской области подделал доверенности и путем обмана и злоупотребления доверием присвоил более 23 миллионов рублей. На вырученные деньги он купил квартиру, куда прописал свою несовершеннолетнюю дочь. Однако это не помогло мошеннику. Суд «предоставил ему жилье за счёт государства», отправив афериста в тюрьму, а на квартиру, где была зарегистрирована дочь, наложил арест.[4] Впоследствии единственное жилье было реализовано с публичных торгов.

Потеря единственного жилья в результате «технической ошибки»

К сожалению, подобные случаи встречаются и сегодня. Они уходят корнями в «нулевые» и даже девяностые годы, когда государство вело реестр недвижимости спустя рукава. Например, гражданка купила в 2002 году квартиру, зарегистрировала право собственности и 12 лет жила в ней, аккуратно оплачивая коммуналку. Однако в 2014 году выяснилось, что данное помещение ещё конце 90-х годов было конфисковано по уголовному делу и перешло в собственность РФ. Почему ответственные лица не внесли тогда об этом сведения в ЕГРП, осталось большой загадкой. В итоге суд лишил собственницу единственного жилья и не удовлетворил её ходатайство о пропуске срока исковой давности со стороны государства.[5]

Не отнимут, так снесут

Итальянский детский писатель Джанни Родари когда-то написал занимательную сказку о приключениях Чиполлино. Там есть эпизод, когда синьор Помидор пытается снести единственное жилье (больше похожее на собачью будку), принадлежащее старому куму Тыкве. Вся вина старика заключалась в том, что он возвел самострой на чужой земле. Мы живем не в Италии и не в сказке. Однако в России с октября 2018 года можно легко снести единственное жилье, являющееся самостроем. Так решил Верховный суд РФ.[6]

Суть дела состояла в том, что житель Краснодара самовольно возвел домик площадью 53 кв. метра и поселился в нем. Судья, по иску владельца земли и администрации, постановил снести жилье. Однако собственник обратился в тот же суд с заявлением о прекращении исполнительного производства в связи с тем, что дом является его единственным жильем и на него не может быть обращено взыскание. Местные судьи поддержали владельца объекта. Действительно, если снести постройку, то где он будет жить? В конце концов, этот спор дошел до ВС РФ, который пояснил, что снос самовольного объекта не является взысканием, а потому дом можно уничтожить и выбросить нарушителя на улицу. Так, эпизод сказки, которым возмущались все дети Советского Союза, произошел в современной России.

Выводы

Верховный суд РФ не создал прецедент и не дал «всеобщее» добро на изъятие единственного жилья у граждан-банкротов. Он просто пресёк злоупотребление правом по одному из дел. Гораздо больше квартир изымается у должников по ипотечным кредитам и в ходе уголовного судопроизводства. А после внесения изменений в Градостроительный кодекс и вынесенного определения ВС РФ о сносе самовольной постройки, являющейся единственным жильём, суды примутся выселять людей ещё и из таких домов и уничтожать подобную недвижимость.

[1] Определение ВС РФ № 305-ЭС18-15724 от 23.11.2018 года.

[2] Ч.5. ст.54.1 Закона № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16.07.1998 года.

[3] Решение Ленинского районного суда г. Воронежа по делу № 2-1880/2018 от 27.02.2018 года.

[4] Апелляционное определение Кемеровского областного суда по делу № 22-2222 от 02.06.2015 года.

[5] Решение Первомайского районного суда от 11.05.2016 года. Номер дела и субъект РФ обезличены. Данные с web-сайта «Судебные акты РФ».

[6] Определение ВС РФ № 18-КГ18-144 от 23.10.2018 года.

Статья написана специально для портала www.irn.ru аналитического центра «Индикаторы рынка недвижимости IRN.RU».
Автор – адвокат, руководитель Юридического центра адвоката Олега Сухова, президент «Гильдии Юристов Рынка Недвижимости». Точка зрения автора статьи не обязательно совпадает с позицией редакции

Новости рынка недвижимости, дайджест прессы, аналитические обзоры, прогнозы, комментарии экспертов, индексы цен и другая полезная информация о недвижимости каждое утро в Вашем почтовом ящике

Чем грозит адвокату его банкротство?

Чем грозит адвокату его банкротство?Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС) разъяснила особенности этой процедуры с учетом положений законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также норм профессиональной этики адвоката. В частности, в документе отмечено, в каких случаях банкротство может привести к приостановке адвокатского статуса и в каких – к дисциплинарной ответственности.

Утверждено Решением Совета ФПА РФ
от 4 декабря 2017 г.

РАЗЪЯСНЕНИЕ
Комиссии по этике и стандартам
по вопросу банкротства гражданина, обладающего статусом адвоката

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение об особенностях банкротства гражданина, имеющего статус адвоката, с учетом положений законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также норм профессиональной этики адвоката.

1. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в части банкротства физических лиц не выделяет адвокатов в качестве особой категории. Следовательно, процедура банкротства гражданина, обладающего статусом адвоката, производится в общем порядке, как он предусмотрен для гражданина в § 1.1. главы Х Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Пунктом 2 части 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» определено, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. В этой связи нормы Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в части банкротства индивидуальных предпринимателей не подлежат применению в том числе и по аналогии закона в случае банкротства гражданина, обладающего статусом адвоката.

Читайте так же:
Как переоформить автомобиль после смерти владельца в 2022 году

Кроме того, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» не предусматривает специальных последствий признания банкротом гражданина, обладающего статусом адвоката, в связи с чем окончание процедуры банкротства не создает запрета на занятие адвокатской деятельностью и не влечет прекращение его статуса. Перечень оснований для прекращения статуса адвоката исчерпывающе установлен в статье 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и не подлежит расширительному толкованию.

2. К отношениям, возникающим в связи с осуществлением процедуры банкротства гражданина, обладающего статусом адвоката, при наличии противоречий с иными правилами подлежат применению правила, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Специальный правовой режим охраны сведений, составляющих адвокатскую тайну, безусловно, сохраняется в ходе процедуры банкротства. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием юридической помощи доверителю (пункт 1 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов РФ сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается (пункт 3 статьи 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда РФ необходимая составляющая права пользоваться помощью адвоката (защитника) – обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, которая является не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу Конституции РФ, и которая включает запрет на принудительное изъятие и использование таких сведений, если они были ранее доверены лицом адвокату под условием сохранения их конфиденциальности в целях обеспечения защиты своих прав и законных интересов.

Как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 8 ноября 2005 г. № 439-О, поскольку адвокатская тайна подлежит обеспечению и защите не только в связи с производством по уголовному делу, но и в связи с реализацией своих полномочий адвокатом, участвующим в качестве представителя в конституционном, гражданском и административном производстве, а также оказывающим гражданам и юридическим лицам консультативную помощь, федеральный законодатель был вправе осуществить соответствующее регулирование не в отраслевом законодательстве, а в специальном законе, каковым является Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В связи с этим процедура банкротства, предусмотренная Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», не может рассматриваться как позволяющая истребовать от адвоката сведения, составляющие адвокатскую тайну.

3. Между тем в случае вынесения судом определения о признании обоснованным заявления о признании банкротом гражданина, обладающего статусом адвоката, соблюдение таким лицом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката, при оказании им юридической помощи становится затруднительным.

Так, в соответствии с пунктом 9 статьи 213.9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» гражданин обязан предоставлять финансовому управляющему по его требованию любые сведения о составе своего имущества, месте нахождения этого имущества, составе своих обязательств, кредиторах и иные имеющие отношение к делу о банкротстве гражданина сведения. При этом уклонение или отказ от предоставления финансовому управляющему сведений в случаях, предусмотренных законом, передачи финансовому управляющему документов, необходимых для исполнения возложенных на него обязанностей, влечет за собой установленную законом ответственность.

Возложение на гражданина перечисленных обязанностей и установление ограничений с момента введения процедуры реструктуризации долгов гражданина исключают возможность сохранения режима конфиденциальности в отношении имени, наименования доверителя, условий соглашения об оказании юридической помощи о размере и порядке уплаты гонорара.

Свобода заключения и определения условий соглашений об оказании юридической помощи ограничивается правами финансового управляющего на осуществление контроля за сделками должника, в том числе правами на получение информации о них, на оспаривание сделок должника по специальным основаниям, установленным законом (пункт 7 статьи 213.9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», на заявление отказа от исполнения сделок должника (пункт 11 статьи 213.9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Кроме того, адвокат, в отношении которого введена процедура финансового оздоровления, утрачивает возможность свободного распоряжения суммами вознаграждения, полученного за оказание юридической помощи. Отсутствие права свободно распоряжаться суммами гонорара и средствами, полученными для компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения, ограничивает возможность адвоката исполнять перед доверителем обязанности по оказанию юридической помощи, а также обязанности перед органами адвокатского сообщества по отчислению средств на общие нужды адвокатской палаты.

Изложенная совокупность обязанностей, ограничений и изъятий создает трудности соблюдения адвокатом при осуществлении адвокатской деятельности требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката.

По этой причине указанные обстоятельства могут служить основанием для приостановления статуса адвоката в связи с его неспособностью осуществлять профессиональные обязанности согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 16 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В любом случае при намерении адвоката продолжать оказание юридической помощи после введения в отношении него процедуры банкротства адвокат обязан уведомить доверителей о введении в отношении него соответствующих процедур, а также получить согласие в письменной форме на прекращение действия адвокатской тайны в объеме, необходимом для выполнения адвокатом обязанностей, предусмотренных § 1.1. главы Х Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

4. При этом по общему правилу денежные обязательства адвоката, возникшие из сделок, совершенных вне профессиональной деятельности, не могут являться предметом дисциплинарного разбирательства. Как было отмечено по этому поводу в решениях присяжных поверенных, «задолженность присяжного поверенного есть факт крайне прискорбный, но, однако же, не такой, который сам по себе мог бы служить достаточным поводом к дисциплинарной ответственности (Мск. 88/89-91)».

Однако в случае выявления в ходе процедуры банкротства в отношении физического лица, обладающего статусом адвоката, факта о нарушении им при осуществлении профессиональной деятельности законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности или норм профессиональной этики адвоката эти обстоятельства могут быть рассмотрены органами адвокатской палаты в рамках дисциплинарного производства в отношении адвоката на предмет наличия в действиях (бездействии) адвоката дисциплинарного проступка и возможности его привлечения к дисциплинарной ответственности, в том числе и возможного применения дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.

Читайте так же:
ГПК РФ Глава 6. Доказательства и доказывание

Так, предметом дисциплинарного разбирательства могут стать действия адвоката по уклонению от уплаты задолженности, сформировавшейся у адвоката перед доверителем вследствие необоснованного отказа адвоката от возврата неотработанной части вознаграждения, когда такая обязанность установлена вступившим в силу решением суда.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов РФ и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов РФ в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Новая адвокатская газета».

Как сохранить имущество при банкротстве?

Процедура банкротства предусматривает, в том числе, возможность взыскания имущества должника. Потому, с одной стороны, банкротство позволяет начать все «с чистого листа», а с другой несет существенные риски, ведь можно лишиться многих материальных ценностей – они будут взысканы и проданы с молотка, а вырученные средства пойдут на погашение задолженности. В данной статье мы разберемся с тем, в каких ситуациях могут взыскать имущество после банкротства, могут ли изъять материальные ценности, которые считаются совместно нажитыми в браке, а также расскажем, как защитить ваши материальные ценности от взыскания в пользу кредиторов.

Когда при банкротстве забирают имущество?

На самом деле, процедура банкротства далеко не всегда предусматривает изъятие имущества должника. Подобные меры могут быть применены в таких случаях:

  • должник является должностным лицом компании, которая проходит процедуру банкротства, и его привлекли к субсидиарной ответственности – это может происходить в тех случаях, когда доказана вина конкретного человека (чаще всего речь идет о руководящем составе) в неудовлетворительном финансовом положении компании, и при этом активов предприятия не хватает для того, чтобы рассчитаться со всеми долгами. При этом иск о привлечении к субсидиарной ответственности при банкротстве должен подать один из кредиторов, автоматически она не наступает;
  • должник проходит процедуру персонального банкротства – если идет речь о признании неплатежеспособным физического лица, у него могут быть также изъяты принадлежащие ему материальные ценности, чтобы рассчитаться с долгами перед кредиторами. Однако для таких действий есть немало ограничений (например, нельзя отбирать единственное жилье, предметы первой необходимости и т. д.). Также не могут быть взысканы материальные ценности, которые не принадлежат должнику (но и здесь есть нюансы).

Во всех других случаях личное имущество должника остается неприкосновенным, даже если компания, которой он управлял, признается банкротом, и для погашения долгов собственных активов предприятия недостаточно. В таких случаях остатки долга просто списываются.

Могут ли взыскать имущество супругов при банкротстве?

Вопрос, который волнует очень многих: что происходит с имуществом, которое является совместно нажитым? Могут ли его взыскать точно так же, как и личные материальные ценности должника? Ответ на этот вопрос дать достаточно просто, если обратиться к нормам российского законодательства. Как известно, любое имущество, которое приобретено во время пребывания в браке, без разницы, вскладчину или по отдельности, считается совместно нажитым и принадлежит поровну мужу и жене. Это справедливо даже для тех случаев, когда один из супругов купил недвижимость, авто или другое имущество за личные деньги и зарегистрировал на себя – все равно второй супруг имеет на этот объект равные права.

Интересно, что нормы закона одинаково работают как для активов семьи, так и для ее пассивов – долги также признаются общими. Но что касается взыскания имущества, то здесь действует следующее правило: совместно нажитые материальные ценности могут изыматься для погашения долгов одного из супругов, а после продажи с молотка второй супруг, который не является должником, должен получить половину вырученных средств. Доля же должника пойдет на расчеты с кредиторами.

Стоит отметить, что нормы касаются только того имущества, которое может называться совместно нажитым, то есть, приобретено в браке. Если материальными ценностями владел до свадьбы другой супруг, имущество было подарено, получено по наследству или другим путем, не предусматривающим сделку купли-продажи, совместно нажитым оно не будет, а значит, и взыскать его за долги нельзя. Эти тонкости часто используются как один из способов защитить имущество.

Как защитить имущество при банкротстве?

Угроза потерять немалую часть личного имущества в процессе банкротства достаточно велика, потому перед началом процедуры обязательно нужно подумать о защите материальных ценностей, которые находятся в собственности должника. Существует несколько подходов, каждый из которых имеет свои преимущества и недостатки:

  • перевод активов на третье лицо – достаточно передать имущество новому владельцу, и взыскать его при банкротстве уже не удастся. Однако кредиторы могут понять, что их пытаются обмануть (особенно если имущество продается непосредственно перед началом банкротства или даже в процессе), оспорят сделку в суде и признают недействительной, после чего имущество можно будет изъять и пустить с молотка;
  • заключение брачного договора – по сути, вариация предыдущего способа, с той лишь разницей, что имущество передается не кому попало, а супругу. В договоре указывается, что все материальные ценности, приобретенные в браке (или наиболее ценные) принадлежат тому супруг, который не имеет задолженностей. Минус такой же – такой договор может быть легко оспорен, особенно если заключён незадолго до процедуры банкротства;
  • доказательства невиновности в банкротстве компании – касается тех, кого привлекают к субсидиарной ответственности. Если удастся доказать, что вины конкретного человека в нынешнем положении компании нет (при этом просчеты в управлении, ошибочные решения — не повод привлекать к ответственности), имущество будет сохранено. Главный недостаток способа — сложность его реализации, и здесь явно не обойтись без помощи хорошего адвоката по защите имущества.

Чтобы выбрать подходящий способ, обязательно нужно обратиться за консультацией к юристам. Особенно это касается ситуаций, если на кону дорогостоящее имущество – квартира, земля и т. д. Грамотный адвокат по недвижимости поможет сделать так, что материальные ценности не будут изъяты у владельца, и спорная ситуация разрешится в пользу клиента.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector